Большой город – мой…

большой городБольшой город – большое одиночество. Так было всегда. Точнее, очень-очень долго. Мне всегда казалось, что это истина. Что людей в городе много, но по большей части, не зная другу друга, каждый из этих людей хоть когда-то, но испытывал одиночество в своем огромном родном городе. Так было всегда до сегодняшнего дня. Этот день выдался морозным и ветреным. Улицы города были снежно-чистыми, а по тротуарам мела поземка: белая-белая и воздушная. Солнца не было, но это послеобеденное время было на редкость для зимы светлое и даже можно сказать предсолнечное. И все же это был холодный день, с его ледяным колючим ветром, который так и норовил пробраться в рукава, под шарф и даже в варежки.

Конечно, не все на улице были укутаны так, как этот карапуз на санках, поэтому ветру частенько удавалось проникнуть туда, куда он хотел: в хрупкий, зыбкий мир тепла. Но люди, живущие в этом городе уже не один год, знали про этот зимний ветер, знали о его проказах, потому и не очень-то ему поддавались. Поправив одежду или немного поежившись и тем самым отогнав от себя шалуна-ветра, они продолжали жить. Тогда ветер сорвал где-то уличную рекламу и начал играть ей на дороге, словно котенок с клубком ниток. Эту причудливую игру заметили многие, кто стоял рядом со мной на остановке общественного транспорта. Кто-то даже улыбнулся, совсем как я, кто-то просто следил глазами за движением игры, а кто-то делал вид, что не обращает внимание. Но это наигранное равнодушие было так заметно, так забавно, что моя улыбка стала еще веселей.

А над нашими головами, из рупора уличного радио, лилась совершенно не зимняя, совершенно не ветреная и уж точно не уличная песня: «Ты моя мелодия…Я твой преданный Орфей. Дни, что нами пройдены, помнят свет нежности твоей…». Музыка лилась над нами, над машинами, над зданиями, даже над шалуном-ветром. Она соединяла город в единое целое: нас, таких разных людей, стоящих на остановке, спешащих по тротуарам, едущих в автомобилях, заходящих в кафе и выходящих из магазинов. Нет, она была не оглушительно громкой, как вы могли подумать. Она, пожалуй, не смогла бы перекричать даже сегодняшний ветер. Просто эта музыка была… Сначала могло показаться, что ее никто не слушает. Где уж там слушать музыку в такую погоду! На таком ветру, в такой мороз! Но ее и не надо было слушать, она просто была… Залетала в людей, отражалась в их глазах, отзывалась в их сердцах и так разносилась по всему городу, зимнему простуженному городу.

Вот тогда и рухнула мысль о большом одиночестве в большом городе. Разве можно быть одиноким, когда мы вместе смотрим на игру ветра, ежимся от него, когда вместе стоим на остановке, когда весь город соединен музыкой, пусть и не совсем подходящей для сегодня, но в том и вся загадка. Разве можно быть одиноким, когда кто-то из проходящих мимо людей вдруг повернул ко мне голову и спросил:

— Не подскажете, а где тут Банк?

И этому человеку отвечаю не я, а все, стоящие рядом! Потому что мы вместе. Или вот тот человек просто так стоит и улыбается, улыбается всем: мне, ему, тебе, ветру, ну и, конечно, зиме и музыке.

Я ухожу с остановки. Пожалуй, пройдусь пешком. Теперь меня не пугает одиночество, а тем более морозный ветер. Я снимаю свои варежки и убираю в сумку. Мне стало тепло…

29.02.2016 / В городе N...
Похожие записи

Добавить комментарий